Деформация челюстного сустава

Сегодня мы предлагаем ознакомиться со статьей на тему: "деформация челюстного сустава". В статье представлена полная информация по тематике, рассмотренная с разных точек зрения.

Склерозирующие и деформирующие артрозы височно-нижнечелюстного сустава

В основе этиологии заболевания лежат процессы дистрофического характера, развивающиеся на фоне длительного, вяло протекающего воспаления или хронической микротравмы, среди которых значительное место занимают частичная адентия, особенно при односторонних концевых дефектах, зубочелюстные деформации и неправильные артикуляционные взаимоотношения, создаваемые при протезировании зубов. В результате одновременно протекающих процессов воспаления и дегенерации, сопровождающихся деструкцией и пролиферацией хрящевой и костной ткани, развиваются явления остеосклероза и остеопороза анатомических структур височно-нижнечелюстного сустава, что приводит к их деформации и нарушению конгруэнтности. В зависимости от степени выраженности этих состояний различают склерозирующие и деформирующие артрозы.

Больные жалуются на тупые боли, усиливающиеся при функциональной нагрузке сустава. В выраженных случаях с развитием вторичного реактивного синовиита они становятся постоянными, что особенно проявляется в холодную сырую погоду, при перегрузке, к вечеру и при начальных движениях после состояния покоя. Аналогичными по своей характеристике являются «старческие» боли. Они также характеризуются ощущениями тяжести и ломоты в костях, но отличаются кратковременностью и малой интенсивностью. Больные часто жалуются, кроме того, на боли в области глаза и уха на стороне поражения сустава, на головную боль, глоссалгию, парестезию слизистой оболочки полости рта, снижение остроты слуха.

В результате нарушения конгруэнтности суставных поверхностей, спазма мышц, изменений в суставной капсуле и в периартикулярных тканях развивается тугоподвижность в суставе. Больные отмечают быструю утомляемость, чувство скованности, но ограничение функции сустава у них обычно умеренное и обусловлено болевым симптомом или костными разрастаниями. Фиброзных или костных анкилозов никогда не бывает.

По мере образования на суставных поверхностях неровностей в результате известковых отложений и склероза появляется грубый хруст при движениях головки нижней челюсти. Местные признаки воспаления отсутствуют: окраска кожи не изменена, кожа неотечна, но чувствительность в ушно-височной области может быть понижена, что объясняется развивающимся невритом ушно-височного нерва.

Общее состояние больного остается удовлетворительным. В крови не происходит выраженных патологических изменений, но СОЭ увеличена, а реакция на С-реактивный белок положительная.

Клинические проявления склерозирующего артроза менее выражены, чем деформирующего. На рентгенограммах при склерозирующем артрозе определяется склероз поверхностных и подлежащих слоев губчатого вещества кости анатомических образований сустава с некоторой деформацией головки нижней челюсти. При деформирующем артрозе возникают костные разрастания в виде экзостозов и остеофитов, что приводит к необратимым структурным изменениям головки нижней челюсти и суставного бугорка. Суставная щель сужена. Болезнь протекает медленно.

Диагноз устанавливают на основании оценки результатов клинических, рентгенографических и лабораторных исследований.

Лечение больных комплексное: медикаментозное, физиотерапевтическое, ортопедическое и, при наличии показаний, оперативное. Медикаментозную терапию назначают ревматологи. Она включает бруфен, вольтарен, витамины группы В, препараты стероидного ряда. Однако надо иметь в виду, что внутрисуставное введение стероидных препаратов имеет лишь вспомогательное значение и является симптоматической терапией. Этот метод не следует рекомендовать в поздних стадиях заболевания при развитии вторичного остеоартроза и при наличии признаков остеопороза, так как он способствует их прогрессированию. Применение кортикостероидов противопоказано при деформирующем артрозе.

В комплексе с медикаментозным лечением назначают физиотерапию: электрофорез желчи, пчелиного яда, лидазы, препаратов йода. Могут быть также рекомендованы: парафино- и озокеритотерапия, грязелечение, инфракрасное облучение и лазерное излучение. Одновременно назначают массаж жевательных мышц и лечебную гимнастику. Важным условием достижения благоприятного исхода является осуществление рационального протезирования зубов. В тяжелых случаях показано оперативное лечение: кондилэктомия с одномоментной артропластикой ортотропным аллогенным остеотрансплантатом [Плотников Н.А., 1979].

«Практическое руководство по хирургической стоматологии»
А.В. Вязьмитина

Деформации челюстей

Деформации челюстей. Деформации как верхней, так и нижней челюсти могут быть приобретенными и врожденными. К врожденным деформациям относится недоразвитие верхней или нижней челюсти, а также увеличение челюсти (обычно нижней). Приобретенные деформации наблюдаются как последствие заболеваний (рахит, остеомиелит, анкилозы, неправильное срастание перелома, потеря зубов и др.).

Номенклатура видов деформаций крайне разнообразна. Так, выстояние нижней челюсти вперед по отношению к верхней челюсти называется прогенией, протракцией, макрогенией, нижней прогнатией. Выстояние верхней челюсти по отношению к нижней носит название прогнатии, верхней прогнатии и пр. Для упрощения номенклатуры мы даем следующие определения: прогения — выстояние нижней челюсти, прогнатия — выстояние верхней челюсти, микрогения — недоразвитие нижней челюсти, микрогнатия — недоразвитие верхней челюсти.

К деформации челюстей относится также «открытый прикус», характеризующийся тем, что при закрывании рта соприкасаются только задние зубы, в то время как спереди рот остается открытым. Открытый прикус является следствием рахита, операций по поводу анкилоза челюстного сустава, неправильного срастания переломов челюстей и др.

Хирургическое вмешательство при деформациях челюстей отличается большим разнообразием. Мы остановимся только на операциях, наиболее часто применяемых в современной восстановительной хирургии.

Прогения. Лечение прогении в основном сводится к смещению нижней челюсти кзади путем резекции части ее тела или без резекции.

К ранним операциям по поводу прогении относится операция, предложенная Энглем (Angl) в 1897 г., которой пользуются и в настоящее время. Она состоит в том, что с обеих сторон в области премоляров резецируют участки тела челюсти длиной 1—1,5 см (в зависимости от размеров выстояния нижней челюсти) и смещают ее кзади. Нередко у больных наблюдается симметричное отсутствие зубов справа и слева, и тогда резекцию делают в области отсутствующих зубов. Чтобы точно определить величину и форму резецируемого куска нижней челюсти, следует до операции изготовить гипсовые модели челюстей больного и на нижней модели сделать резекцию, проверив после этого соотношение зубных рядов обеих челюстей (рис. 401).

Операция проводится так. Под краем нижней челюсти делают разрез длиной 8—10 см, отступя книзу на 2—3 см. Надкостницу отслаивают распатором как с внутренней стороны, так и с наружной в области часто отсутствующих симметрично на обеих сторонах зубов и пилой Джигли выпиливают нужной величины кусок челюсти. Операцию повторяют на противоположной стороне. После этого фиксируют отломки (рис. 402, а, б, в). При наличии зубов их удаляют заранее.

За последние годы межчелюстная фиксация почти оставлена, так как при ней на 1,5 — 2 месяца выключается функция челюстей. В настоящее время прибегают к штифтованию челюсти или к наложению проволочных швов или, наконец, применяют аппарат Рудько.

Читайте так же:  Вывих плечевого сустава восстановление

Описанный метод резекции кусков челюсти имеет один большой недостаток: при нем повреждаются сосудисто-нервные пучки.

А. Э. Рауэр предложил делать уступообразную остеотомию с сохранением сосудисто-нервного пучка. Для этого он после обнажения тела челюсти с каждой стороны удаляет соответствующие зубы, вскрывает долотом нижнечелюстной канал в области прохождения сосудисто-нервного пучка и берет на тонкий крючок весь пучок. После этого иссекает из челюсти необходимый кусок кости (рис. 403), перепиливая ее выше и ниже пучка. В дальнейшем костные отломки сдвигаются до их соприкосновения и фиксируются тем или иным способом. В настоящее время эта операция не имеет большого распространения из-за своей сложности.

Лэн (Lann, 1905), а затем Костечка (Kostezka) предложили более простую операцию: путем перепиливания ветви нижней челюсти между краем полулунной вырезки и нижнечелюстным отверстием. Операция проводится следующим образом. Специальную большую иглу, слегка изогнутую (на конце иглы имеется отверстие), вкалывают на уровне нижнего края мочки уха и проводят ее по внутренней поверхности ветви, выкалывая у переднего края ее. Затем, продев в ушко иглы нить, привязывают пилу Джигли и протаскивают последнюю обратно, после чего перепиливают ею кость.

При отсутствии специальной иглы можно сделать вертикальные разрезы на том же уровне длиной 1—1,5 см и отслоить мягкие ткани изогнутым распатором, после чего провести здесь зонд с ушком, привязать к нему пилу Джигли, протянуть ее обратно и перепилить кость. Чтобы не повредить на внутренней стороне отслоенные сосуды и нервы, вводят параллельно пиле половину разрезанного дренажа или желобоватый зонд. После перепиливания ветвей с обеих сторон сдвигают челюсть кзади до получения правильного прикуса. Затем связывают между собой шины с зацепными петлями, которые должны быть наложены на зубы обеих челюстей до операции. Межчелюстная фиксация сохраняется 1,5—2 месяца (рис. 404, 405).

Эрнст предлагает перепиливать челюсть со стороны полости рта, через разрез слизистой по переднему краю ветви. Однако вследствие ограниченности поля действия операция значительно усложняется.

Прогнатия — резкое выстояние альвеолярного отростка верхней челюсти над альвеолярным отростком нижней челюсти. Прогнатия наблюдается как врожденная деформация, а также после неправильного сращения после травмы. Предложенная при прогнатии операция заключается в удалении двух верхних клыков или первых премоляров и части альвеолярного отростка (рис. 406), выпиливают с последующим перемещением и фиксацией его проволочной шиной или другим аппаратом. Операция эта сложна и применяется сравнительно редко. Если выстояние передних зубов очень резкое и зубы расположены веерообразно, то рекомендуется удалить зубы, резецировать участок альвеолярного отростка и заменить его протезом.

Микрогения относится к наиболее частой деформации нижней челюсти. Наблюдается она при анкилозе челюстного сустава или в результате остеомиелита нижней челюсти и травмы в детском возрасте, когда идет рост костей. Нарушение зон роста патологическими процессами тормозит развитие нижней челюсти. Микрогения бывает двусторонняя и односторонняя.

По нашим наблюдениям, для оперативного лечения по поводу микрогении обращаются почти исключительно женщины, которых угнетает резкая асимметрия лица. При односторонней микрогении подбородок смещен от средней линии в больную сторону. Последняя укорочена и утолщена, здоровая сторона истончена и уплощена. При двусторонней микрогении весь подбородок смещен кзади, верхняя челюсть резко выступает вперед, что придает лицу «птичье выражение».

Операция устранения микрогении как односторонней, так и двусторонней может быть радикальной, целью которой является удлинение укороченной челюсти. Если операция предназначена для устранения только косметического недостатка, она имеет паллиативный характер.

Для удлинения нижней челюсти предложено много способов, одним из которых является ступенчатая остеотомия тела челюсти. Эта операция проводится так же, как и при прогении (описана раньше), с той только разницей, что при прогении ступенчатая остеотомия сопровождается резекцией части челюсти со смещением отломков кости кзади, при микрогении же резекция не делается, а отломки челюсти выдвигаются кпереди (рис. 407).

А. А. Лимберг, М. В. Мухин и др. делают вертикальную остеотомию тела челюсти на больной стороне и одномоментно, даже при наличии разрыва слизистой, раздвигают отломки до нормы и пересаживают в образовавшийся дефект аутокость. Трансплантат от полости рта отгораживается тампонами; отломки фиксируются аппаратом В. Ф. Рудько.

Банкоф (Bankoff) берет трансплантат по соседству с дефектом из тела челюсти на мышечной ножке, как это было до него предложено П. М. Дьяконовым (см. рис. 399).

При микрогении возможна операция косметического характера, которая основана на том, что при односторонней микрогении хирург для устранения асимметрии лица помещает под кожу запавшей (уплощенной) стороны ту или иную ткань. При односторонней микрогении подсадку из тканей приходится делать на здоровой стороне, так как вследствие отставания в росте больной стороны челюсть смещается в ее сторону, а здоровая сторона уплощается. При двусторонней микрогении ткань вводят с двух сторон.

[1]

Одно время с косметической целью пересаживали жир. Однако полученный хороший результат оказывался кратковременным, так как жир довольно быстро атрофировался или собирался в комок (рубцевался) и пересадка не достигала цели.

Довольно широкое применение, но только при нерезких уплощениях челюсти, нашел гомохрящ, заготовленный по нашему способу. Хорошие результаты в этих случаях дает измельченный хрящ (рис. 408, а, б), введенный по способу Лимберга.

С большим косметическим успехом для устранения микрогении и других деформаций лица за последние годы хирурги стали пользоваться пластмассовыми имплантатами, изготовляемыми по восковому слепку до операции.

При микрогении операция проводится так. Вдоль края нижней челюсти, отступя от него на 4—5 см, делают разрез. Его углубляют до глубоких мышц шеи с целью избежать повреждения нижней ветви лицевого нерва, которая при этом остается лежать в мягких тканях. Разрез делают длинным (10—14 см), чтобы при введении имплантата не было никаких давлений на ткани и наминания их. После отслойки мягких тканей в двух местах вертикально рассекают надкостницу и слегка отслаивают ее с таким расчетом, чтобы в образовавшиеся поднадкостничные карманы можно было ввести концы имплантата, благодаря чему он будет лежать неподвижно. Имплантат укрепляют кетгутовыми швами к окружающим тканям (рис. 409, а, б и рис. 410, а, б).

Заслуживает внимания операция Ландо, предложенная для устранения двусторонней микрогении. Со стороны полости рта производят разрез по переходной складке, широко отслаивают все мягкие ткани подбородка кпереди и книзу и вводят в образовавшееся пространство на стентовом вкладыше свободный кожный лоскут, взятый у больного. Чтобы стент не выпал, над ним сшивают слизистую 3—4 швами. Через 10—12 дней швы снимают и удаляют стент; кожа остается прижившей к обнаженной поверхности. В дальнейшем изготовляют зубной протез — вкладыш (по форме стента), который кламмерами укрепляется на зубах (рис. 411).

Читайте так же:  Подмор пчелиный для суставов

Нередко наблюдается деформация нижней челюсти за счет гипертрофии отдельных частей ее. Например, наблюдается увеличение одной половины челюсти или только угла. Гипертрофия встречается только у мужчин в виде выворота или утолщения его, вследствие чего лицо кажется широким; причины этого неизвестны. Для устранения гипертрофированных участков производят разрез под краем ее, обнажают кость и круговой пилой снимают излишний участок кости (рис. 412).

При увеличении углов челюсти разрезы делают ниже их на 1—2 см. пересекают жевательную мышцу, обнажают кость и скусывают или спиливают выстоящую часть (рис. 413). Деформация нижней челюсти, выражающаяся в ее выстоянии вперед, может зависеть и от гипертрофии суставных головок. В таких случаях мы обычным подходом к суставу (разрезом по нижнему краю скуловой дуги) резецируем головки.

Наконец, все деформации нижней челюсти, зависящие от неправильного срастания отломков после перелома, устраняют остеотомией в области перелома со стороны полости рта. Отломки устанавливают в правильное положение и фиксируют их так же, как при свежих переломах челюсти.

При неправильно сросшихся переломах нижней челюсти иногда наблюдается открытый прикус, при котором контакт зубов верхней и нижней челюстей отмечается только в области больших коренных зубов.

Кроме косметического недостатка (полуоткрывает рот), имеется нарушение речи и акта жевания. Причиной открытого прикуса, кроме травмы, может быть рахит, неправильное ведение больного после операции по поводу анкилоза и др.

Хирургическое лечение открытого прикуса заключается в клиновидном иссечении альвеолярного отростка и тела нижней челюсти до линии нижнечелюстного канала с последующим перепиливанием тела нижней челюсти над верхушкой иссеченного крыла (рис. 414, а). Сосудисто-нервный пучок остается неповрежденным. Разрез делают под краем нижней челюсти. Операцию проводят симметрично на обеих сторонах. Подвижной передний отрезок нижней челюсти устанавливают в правильное положение и отломки фиксируют шинами с зацепными петлями.

Обри (Aubry) описывает свой способ. Перепилив тело челюсти снизу вверх до альвеолы, и надломив челюсть, следует поставить ее в правильное положение (рис. 414, б).

Менее сложным способом является перепиливание в виде полукруга углов челюсти (рис. 414, в) через наружные разрезы и установка челюсти в правильное положение с последующей межчелюстной фиксацией.

У людей молодого возраста, особенно у детей, открытый прикус можно устранить путем применения различных ортодонтических аппаратов. При открытом прикусе, обусловленном только веерообразным расположением зубов, часто прибегают к их удалению, исправив прикус соответствующим протезом.

Возрастные изменения челюстных костей и височно-нижнечелюстных суставов

Физиологическим проявлением изменений в челюстных костях являются старческий остеопороз и типичные атрофические изменения вследствие потери зубов.

[3]

При старческом остеопорозе синтез костных пластинок замедлен, а распад их остается нормальным. Bürger (1959) считает, что старческая атрофия костной ткани вызывается не только нормальным распадом и ослабленным синтезом, но и структурным превращением костного вещества (остеонов, трабекул), что приводит к ломкости кости.

С возрастом количество органических веществ в костях уменьшается, а неорганических — возрастает.

В основе старческого остеопороза лежат изменения белкового и минерального (фосфор, кальций) обмена. Белковая основа кости уменьшает свои способности к самообновлению, вследствие чего ослабевает способность к новообразованию кости. Однако ведущее значение в развитии остеопороза имеет не нарушение минерального обмена, а белковый дефицит.

Методы постановки зубов

Старческий остеопороз — это не потеря кальция или недостаток его отложений, а потеря костного вещества как такового (И. В. Давыдовский, 1966). Другие авторы (Forman, 1976) считают, что причиной развития остеопороза нижней челюсти у людей пожилого и старческого возраста являются сосудистые нарушения. Атрофические процессы в нижней челюсти протекают довольно интенсивно и нередко приводят к спонтанным переломам ее.

Э. Г. Гонцова (1974) установила, что у лиц в возрасте 74 лет структура компактной пластинки нижней челюсти значительно плотнее, чем у более молодых людей, каналы остеонов узкие, частично облитерированы, почти нет клеточных элементов, резко выражен склероз костной ткани.

В процессе старения организма изменяется не только нижнечелюстная кость, но и взаимоотношения между нею, языком и поднижнечелюстными слюнными железами.

При атрофических изменениях челюстных костей, особенно при отсутствии зубов, язык у лиц пожилого и старческого возраста кажется удлиненным, вялым и уплощенным. Это находит свою причину в том, что uvula и velum palatinum опускаются, происходит вытяжение языка, а не истинное его увеличение. С потерей зубов развивается атрофия нижней челюсти в центробежном направлении, поскольку атрофические процессы внутренней стенки челюсти проявляются значительно интенсивнее, чем наружной, альвеолярная дуга нижней челюсти становится больше альвеолярной дуги верхней челюсти, что приводит к развитию прогении. У лиц старческого возраста поднижнечелюстные слюнные железы как бы нависают над нижней челюстью. Они располагаются значительно поверхностнее, наблюдается резкое вытягивание prominentia mentalis, что очень типично для старческого лица.

Вследствие атрофии нижней челюсти наблюдается снижение высоты тела нижней челюсти до 1,5 см. При атрофии нижней челюсти обнажаются прежде всего шейки резцов, премоляров и моляров, рассасываются межлуночковые перегородки. Равномерность атрофии нижней челюсти зависит от времени потери зубов.

Вследствие атрофических явлений, истончения костных балок губчатого вещества и наружного кортикального слоя сопротивляемость нижней челюсти падает, она становится тонкой и искривленной. Fovea pterygoidea, служащая местом прикрепления наружного пучка m. pterygoidea lateralis, в результате развития старческой атрофии выражена очень слабо.

Старческие изменения толщины нижней челюсти выражаются в тотальном ее истончении (рис. 1), уменьшении сагиттального диаметра суставной головки ветви нижней челюсти, уплощении fossa articularis.

У ребенка нижний край челюсти и задний край ветви образуют угол, равный примерно 135—140°, у взрослого — 105—110°, а у лишенных зубов людей старческого возраста он вновь становится тупым (рис. 2), как у детей.

Однако Robinson отрицает увеличение угла, образованного телом и ветвью нижней челюсти с возрастом.

Параллелометрия

Особенности процесса старения челюстей зависят от потери зубов и возраста; при отсутствии зубов этот процесс развивается более интенсивно.

Читайте так же:  Болезнь левина коленного сустава

По данным А. Я. Катца (1940), Л. В. Бабичева (1968), наружный угол беззубой нижней челюсти, образованный задним краем ветви и нижним краем тела, соответствует углу челюсти, не лишенной зубов. Внутренний же угол, образованный передним краем ветви и альвеолярным краем, в результате потерн боковых зубов значительно увеличивается. Иногда наблюдается увеличение и наружного угла нижней челюсти, так как при потере зубов и снижении жевательной функции бугристость в месте прикрепления жевательных мышц сглаживается и атрофируется.

В челюстных костях у лиц 65—75-летнего возраста при отсутствии зубов определяется нарушение соотношения между компактным и губчатым веществом. Компактное вещество составляет около 70 % объема нижней челюсти и около 80 % — верхней.

Видео (кликните для воспроизведения).

В дорсальном треугольном поле ветви преобладает атрофия радиальных перекладин губчатого вещества, а в вентральном треугольнике атрофические процессы развиваются наряду со склерозом ткани и ее уплотнением.

У лиц в возрасте 71—80 лет костные балки ветви нижней челюсти тонки и хрупки, количество ячеек уменьшается, диаметр их увеличивается, что свидетельствует о прогрессирующем рассасывании костных балок. У лиц 75-летнего возраста длина нижней челюсти на 11 мм больше, чем у лиц в возрасте 35 лет.

У лиц пожилого и старческого возраста наблюдается «удлинение» зубов, что является следствием ретракции десны, наступающей после атрофии межзубных перегородок; зуб часто неподвижен, расшатывание может наступить тогда, когда только небольшая часть корня будет находиться еще в атрофированном альвеолярном отростке.

На верхней челюсти атрофические изменения происходят центростремительно, начиная с наружного компактного слоя, часто неравномерно, что также связано со временем потери зубов. Armenio (1959) различает следующие 3 степени атрофии беззубой верхней челюсти: сближение внешней и внутренней поверхностей альвеолярного отростка; передняя и небная поверхности верхней челюсти образуют узкий гребень; атрофированный альвеолярный отросток имеет вид тонкой пористой костной полосы.

Признаки инволюции верхнечелюстных полостей появляются в возрасте 31—40 лет, когда наступают остеопороз губчатого вещества и атрофия альвеолярного отростка; в возрасте 51—60 лет истончаются стенки верхнечелюстных пазух, а после 60 лет еще более видна атрофия их стенок.

Атрофические изменения могут быть выражены настолько, что дно гайморовой пазухи располагается на уровне альвеолярного отростка. Верхнечелюстная пазуха отделена от слизистой оболочки неба лишь тонкой костной пластинкой; у людей старческого возраста с полной потерей зубов верхнечелюстная пазуха более обширна, чем у имеющих зубы. Участки прикрепления мышц на верхней челюсти уплощаются, torus раIatinus вследствие атрофии слизистой оболочки неба становится более четко выраженным, наблюдаются резкая атрофия бугров верхней челюсти и значительное уплощение свода неба.

Вследствие утраты зубов или при их стертости головки нижней челюсти смещаются все более кзади; в височно-нижнечелюстном суставе уплощается суставная поверхность, идет перестройка суставного диска, суставных головок, связок, может наступить деформация диска. Вместо 4 слоев, покрывающих поверхность головки нижнечелюстного сустава, в старческом возрасте обнаруживают только 2 слоя, причем наружный слой, состоящий из коллагеновой соединительной ткани, преобразуется в волокнистый хрящ.

К признакам «старческого сустава» И. П. Каллистов (1956) относит изменения в синовиальной оболочке височно-нижнечелюстных суставов, которые выражаются в появлении «хрящеподобных» клеток наряду с дегенеративными нарушениями ворсин. Уплощение середины хрящевой поверхности и дегенеративные изменения клеток являются характерными признаками «старческого сустава».

Рентгенологически определяется незначительное сужение суставной щели, грибовидная деформация головки нижней челюсти, появление в ней узур у клювовидных образований в результате обызвествления мест прикрепления суставной капсулы к кости. Базальный слой суставного хряща обызвествляется, что проявляется в виде подчеркнутости контуров головки и впадины.

Структура костной ткани верхней и нижней челюстей, их форма и взаимоотношение элементов височно-нижнечелюстного сустава находятся в прямой зависимости от состояния зубов.

При отсутствии зубов эти изменения являются результатом их утраты и атрофических процессов. Вместе с тем необходимо отметив, что даже у лиц в возрасте 76—100 лет активно происходит процесс костеобразования, что подтверждается продолжающимся синостозированием швов свода черепа.

Утрата зубов у человека начинается рано, продолжается в течение всей жизни и прямого отношения к старости не имеет, так как причиной потери зубов является не старость, а в основном пародонтоз, кариес зубов и его осложнения.

При обследовании 1000 человек нами установлено, что у лиц в возрасте 61—70 лет потеря зубов происходит в 48,2 % случаев вследствие пародонтоза и в 34,9 % — вследствие кариеса; у лиц в возрасте 81—90 лет эти показатели соответственно равны 69,2 и 19,2 %.

Система кламмеров Нея

Потеря зубов ускоряет физиологическую возрастную атрофию альвеолярных отростков и челюстей в целом. Атрофические изменения зависят от функции мышц и оставшихся зубов, от причин, вызвавших потерю зубов. Kostkiewiczowa (1966) полагает, что костная ткань альвеолярных отростков больных, потерявших зубы вследствие пародонтоза, разрежена, а костная ткань челюстей больных, лишившихся зубов вследствие кариеса, по структуре близка к нормальной. При конструировании протеза правильное распределение жевательного давления замедляет атрофические процессы альвеолярных отростков. А. И. Дойников (1957) полагает, что в этом случае атрофия может не наблюдаться совсем, с чем согласиться трудно.

Приводим средние данные о количестве утраченных зубов у лиц пожилого и старческого возраста (табл. 1).

При обследовании 250 человек в возрасте старше 60 лет Huszar (1966) установил, что у 35,5 % из них зубы отсутствовали полностью, а у 26,8 % была одна беззубая челюсть.

Л. Л. Никитина, К. Т. Тургунов (1976) при осмотре 300 человек в возрасте 60—82 лет установили, что полностью отсутствовали зубы на обеих челюстях или одной из них у 103 человек (34,2 %). У 180 человек (60 %) частично отсутствовали зубы на обеих челюстях. По данным К. А. Адылова и соавторов (1976), 94,6—98,2 % лиц сельского населения Узбекистана в возрасте от 60 лет и старше нуждаются в ортопедической помощи (по данным осмотра 23 584 человек сельского населения Узбекистана).

Kappel, Klimas (1975) установили, что из 222 обследованных ими больных пожилого возраста у 72 % зубы полностью отсутствовали, а у 28 % были частично сохранены.

На основании данных обследования 181 человека в возрасте 67—94 лет установлено, что 63 % из них были беззубыми, 45 % пользовались полными протезами верхней челюсти, 39 % — полными протезами нижней челюсти.

Читайте так же:  Таблетки для хрящевой ткани суставов

По нашим данным, из 1000 обследованных у 636 (63,6 %) полностью отсутствовали зубы на обеих или на одной челюсти.

При анализе 1776 историй болезни лиц, обратившихся в ортопедическое отделение стоматологической поликлиники Киевского медицинского института в 1978—1981 гг., установлено, что 13,5 % из них были в возрасте 61—70 лет, а 9 % — в возрасте старше 70 лет. У этих больных выявлены дефекты зубных рядов и отдельных зубов (табл. 2).

Как видно из таблицы, наиболее распространенными дефектами зубных рядов являются дефекты I класса и I— II подклассов по Бетельману. Такие дефекты составляют 83,3 % у лиц в возрасте 61—70 лет и 42,5 % — в возрасте старше 70 лет. У каждого 3-го пациента в возрасте 61 — 70 лет и каждого 2-го в возрасте старше 70 лет полностью отсутствуют зубы на одной или обеих челюстях. Наиболее редко отмечаются дефекты зубных рядов II класса I подкласса у лиц в возрасте 61—70 лет (18 % случаев) и у лиц в возрасте старше 70 лет (16 % случаев).

В табл. 3 приведены данные о потребности в протезировании у лиц старше 60 лет.

Таким образом, старческий остеопороз и потеря зубов обусловливают возрастные атрофические изменения челюстных костей у лиц пожилого и старческого возрастов. Вместе с тем необходимо отметить, что атрофические процессы в челюстях усиливаются вследствие неравномерного распределения жевательного давления. Последнее обстоятельство обусловлено протезированием, особенно неправильно произведеным.

Анкилозы височно-нижнечелюстного сустава

Анкилоз — это стойкая деформация височно-нижнечелюстного сустава с ограничением или полной неподвижностью нижней челюсти вследствие фиброзного или костного сращения суставных поверхностей.

Термин анкилоз (от греч. ankylos — искривленный) не объясняет сущность заболевания височно-нижнечелюстного сустава. Впервые этот термин был применен к конечностям, согнутым под углом и неподвижным в суставе.

Анкилоз височно-нижнечелюстного сустава представляет исход различных заболеваний и повреждений сустава.

Наиболее частыми причинами анкилоза височно-нижнечелюстного сустава являются остеомиелит нижней челюсти, гнойное воспаление сустава, гнойный средний отит. Самое раннее повреждение височно-нижнечелюстного сустава с последующим развитием анкилоза возникает при наложении акушерских щипцов на головку плода при осложненных родах.

В более позднем возрастном периоде у детей и у взрослых повреждения височно-нижнечелюстного сустава возникают вследствие прямых ударов в область сустава или подбородка при столкновении на транспорте, при падении с высоты. В этих случаях страдают наиболее слабые звенья нижней челюсти — суставные отростки и суставная впадина. Переломы суставных отростков отличают значительные смещения отломков с кровоизлиянием в полость сустава.

Патологические изменения в височно-нижнечелюстном суставе локализируются в области разрушенных участков суставных поверхностей, где разрастаются грануляции, позднее превращающиеся в фиброзные спайки между лишенными хрящевого покрытия суставными поверхностями возникает фиброзный анкилоз височно-нижнечелюстного сустава.

С течением времени фиброзные спайки в суставе окостеневают, развивается стойкая неподвижность нижней челюсти — костный анкилоз височно-нижнечелюстного сустава.

[2]

Острое воспаление из сустава нередко распространяется на прилежащие к суставу костные и мягкие ткани, что приводит к развитию

Рубцовых и костных сращений между височной костью, ее скуловым отростком и всем верхним отделом нижней челюсти.

Двухсторонние анкилозы височно-нижнечелюстного сустава встречаются реже, чем односторонние и, как правило, являются следствием двухстороннего перелома суставных отростков нижней челюсти в детском возрасте, своевременно нераспознанных и рационально нелеченных, а также следствием сепсиса новорожденных.

Анкилозу височно-нижнечелюстного сустава, сформировавшемуся в период роста, сопутствует нарушение роста нижней челюсти в длину — микрогения.

Одностороннему анкилозу височно-нижнечелюстного сустава сопутствует односторонняя микрогения; при двухстороннем анкилозе формируется двухсторонняя микрогения. Развитие в периоде роста сочетания анкилоза височно-нижнечелюстного сустава и микрогении обусловлено тем, что эти два самостоятельных заболевания вызываются общими причинами.

Механические повреждения височно-нижнечелюстного сустава и гнойные артриты не только разрушают хрящевые поверхности, вызывая патологические сращения суставных поверхностей, но также поражают расположенные в головке суставного отростка зоны роста нижней челюсти в длину, что в свою очередь приводит к развитию микрогении. Эти два процесса протекают одновременно, вызывая разной степени поражения суставных поверхностей с образованием фиброзного или костного анкилоза височно-нижнечелюстного сустава, а также разной интенсивности недоразвитие нижней челюсти — микрогению.

Самым ранним и совершенно патогномоничным признаком развития внутрисуставных фиброзных спаек является полное отсутствие скользящих боковых движений нижней челюсти на стороне поражения — не вообще, а справа или слева, справа и слева (Лимберг А. А., 1971).

Исследование подвижности суставной головки нижней челюсти производят путем ощупывания ее пальцем непосредственно впереди от козелка уха или через переднюю стенку слухового прохода. При этом отведение нижней челюсти ограничивается приблизительно до 1 см между резцами и совершенно отсутствуют движения суставной головки вперед, а следовательно, и боковые движения переднего участка нижней челюсти в противоположную сторону (Лимберг А. А., 1939).

Нормальное открывание рта соответствует ширине трех средних пальцев человека, помещенных между зубными рядами на уровне резцов.

Следует иметь в виду, что измерение величины открывания рта только линейкой в миллиметрах, без сопоставления с шириной трех средних пальцев обследуемого, является неточным, так как у разных людей и в различном возрасте абсолютная величина открывания рта отличаются в значительной степени.

При одностороннем фиброзном анкилозе височно-нижнечелюстного сустава открывание рта уменьшается, первым признаком анкилоза является отсутствие боковых скользящих движений суставной головки в пораженном суставе, но сохраняются такие движения в противоположном здоровом суставе нижней челюсти.

Постановка диагноза определяется учетом анамнестических данных, планомерным обследованием больного, использованием рентгенографии.

Клинический пример. Мальчик, 7 лет, перенес гнойный артрит в первые дни жизни, на лечение поступил в возрасте 7 лет. Ограничение открывания рта, деформация левого височно-нижнечелюстного сустава и ветви нижней челюсти позволяют установить наличие фиброзного анкилоза левого височно-нижнечелюстного сустава и заподозрить сопутствующую анкилозу левостороннюю микрогению.

Одностороннее укорочение ветви и тела нижней челюсти при микрогении вызывает асимметрию лица, деформацию зубных дуг и прикуса. Укороченная больная сторона лица становится более выпуклой по сравнению с уплощенной и смещенной внутрь противоположной здоровой стороной, подбородок отклоняется от средней линии лица в сторону недоразвитой его половины.


Асимметрия лица в результате нарушения роста нижней челюсти в длину — левосторонняя микрогения, сопутствующая левостороннему фиброзному анкилозу височно-нижнечелюстного сустава. Левая ветвь нижней челюсти короче правой на 20 мм. Подбородок отклонен от средней линии на 15 мм влево
Читайте так же:  Лазерное удаление гигромы лучезапястного сустава

Вторичные нарушения формы зубных дуг при односторонней микрогении характеризуются:

  • несимметричным сужением с западанием верхней челюсти на стороне, противоположной укорочению нижней челюсти;
  • выступанием переднего отдела верхнечелюстной зубной дуги;
  • укорочением альвеолярных отростков обеих челюстей на стороне поражения сустава с отклонением в язычную сторону боковых зубов нижней челюсти.

Цифровые показатели отставания в росте ветви и тела нижней челюсти можно установить, сопоставляя результаты измерения расстояния между соответствующими точками на обеих половинах лица.

Для определения длины ветви нижней челюсти измеряют расстояние между серединой козелка ушной раковины и краем нижней челюсти в области ее угла. Разница установленных величин длины ветви на здоровой и на недоразвитой стороне составляет величину укорочения ветви нижней челюсти в результате поражения центра роста, расположенного в головке суставного отростка.


Определение размеров нижней челюсти:
а — определение размеров тела нижней челюсти; б — определение размеров ветви и тела

Об укорочении ветвей нижней челюсти при двухсторонней микрогении, сопутствующей двухстороннему анкилозу височно-нижнечелюстного сустава, можно судить на основании известных соотношений между длиной ветви нижней челюсти и шириной пальцев кисти обследуемого.

Известно, что при нормальном развитии скелета лица и конечностей, длина ветви нижней челюсти соответствует ширине четырех пальцев кисти обследуемого.

Величину отклонения подбородка от средней линии лица определяют следующим образом: на уровне зрачков больного горизонтально устанавливают линейку, а от нее спускают перпендикуляр, пересекающий край нижней челюсти. Величина отклонения подбородка от средней линии лица составляет расстояние по горизонтали от перпендикуляра до середины отклоненного подбородка.

Следует иметь в виду, что нарушение формы челюстей и лица при односторонней микрогении может быть резко выражено, хотя анкилоз височно-нижнечелюстного сустава носит фиброзный характер.


Диагноз: левосторонняя микрогения и фиброзный анкилоз левого височно-нижнечелюстного сустава после гнойного артрита, перенесенного в первые дни жизни:
а — до лечения; б — после лечения

На рентгенограммах лицевого черепа и нижней челюсти видны резко выраженная асимметрия лица, деформация и укорочение нижней челюсти, подтверждающие два диагноза: левосторонняя микрогения и левосторонний анкилоз височно-нижнечелюстного сустава.


Деформация левого суставного отростка

При костном анкилозе височно-нижнечелюстного сустава наступает стойкая неподвижность нижней челюсти, сопутствующая микрогения может быть выражена в разной степени, особенно резко при двухсторонних поражениях зоны роста в головке суставного отростка нижней челюсти.

Клиническое наблюдение. Больная Б., 16 лет. В возрасте 3 лет перенесла воспалительный процесс в левой височной области. Рот закрылся через год после прекращения воспаления, сохранились качательные движения в правом височно-нижнечелюстном суставе.


Прикус у больной Б., 16 лет
Диагноз: костный анкилоз левого височно-нижнечелюстного сустава, левосторонняя микрогения нижнечелюстного сустава

У детей младшего возраста после длительно протекавшего гнойного среднего отита развиваются обширные костные разрастания, спаивающие проксимальный отдел ветви нижней челюсти с височной костью, возникает костный анкилоз височно-нижнечелюстного сустава.

Двухсторонний анкилоз может быть фиброзным или костным с обеих сторон, или костным с одной стороны и фиброзным — с другой, наступает стойкая неподвижность нижней челюсти.


Больной, 15 лет
Диагноз: двухсторонняя микрогения и анкилоз височно-нижнечелюстных суставов после сепсиса
:
а — вид больного спереди; б — вид сбоку

Укорочение нижней челюсти при двухстороннем поражении ее зон роста может быть неодинаковым, в этих случаях подбородок не только западает назад, но и может быть отклонен от средней линии лица в сторону более укороченной ветви нижней челюсти.

Анкилоз височно-нижнечелюстного сустава необходимо дифференцировать со стойкими ограничениями подвижности нижней челюсти, причины возникновения которых не обусловлены патологическими процессами в самом суставе.

К таким процессам надлежит отнести следующие:

  • воспалительные контрактуры жевательных мышц; они сопровождаются увеличением и болезненностью регионарных лимфатических узлов;
  • оскольчатые переломы скуловой кости и скуловой дуги со смещением отломков, препятствующих движению венечного отростка нижней челюсти;
  • внутрисуставные фиброзные и костные разрастания между бугром верхней челюсти и венечным отростком нижней челюсти;
  • новообразования, особенно костные, расположенные в области скуловой дуги или ветви нижней челюсти;
  • инородные металлические тела, внедрившиеся в крыловидно- челюстное пространство при ранениях и механических повреждениях;
  • рубцы кожных покровов лица, подкожной жировой клетчатки и слизистой оболочки полости рта, особенно в задних ее отделах.

Перечисленные причины стойкого ограничения подвижности нижней челюсти — контрактуры нижней челюсти — характеризуются тем, что патологический процесс локализуется вне височно-нижнечелюстного сустава.

В связи с этим при контрактурах нижней челюсти отсутствуют характерные для анкилоза височно-нижнечелюстного сустава рентгенологические признаки:

  • утолщение и укорочение суставного отростка;
  • заращение суставной щели;
  • нарушение роста нижней челюсти в длину на стороне поражения сустава.

Анкилоз височно-нижнечелюстного сустава представляет тяжелое страдание, нарушающее функцию питания.

Сопутствующая анкилозу височно-нижнечелюстного сустава микрогения искажает лицо больного, что угнетает его психику.

Лечение анкилоза височно-нижнечелюстного сустава и сопутствующей ему микрогении — хирургическое. Его цель — восстановление подвижности нижней челюсти, исправление формы лица и нарушений прикуса зубов. Эти задачи с успехом могут быть решены с использованием комплексных методов лечения.

Видео (кликните для воспроизведения).

«Заболевания, повреждения и опухоли челюстно-лицевой области»
под ред. А.К. Иорданишвили

Источники


  1. Псориаз и псориатический артрит / В. А. Молочков и др. — М. : КМК, Авторская академия, 2007. — 332 c.

  2. Регистр лекарственных средств России РЛС Доктор. Выпуск 11. Ревматология. — М. : РЛС-2009, 2015. — 512 c.

  3. Давид, М. Рэйд Справочник по остеопорозу / Давид М. Рэйд. — М. : Практическая медицина, 2015. — 128 c.
  4. Зоря В. И. , Лазишвили Г. Д. , Шпаковский Д. Е. Деформирующий артроз коленного сустава; Литтерра — Москва, 2010. — 360 c.
  5. Заболевания нервной системы при дегенеративных процессах позвоночника: моногр. / А. Д. Динабург и др. — М. : Здоровь’я, 2016. — 388 c.
  6. Б. Стерджон Артриты у лошадей / Б. Стерджон. — М. : Аквариум-Принт, 2007. — 126 c.
Деформация челюстного сустава
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here